500 млн. дол?! Давайте напишем это прописью: пятьсот миллионов долларов. Нет, полмиллиарда долларов. Ух ты, как ни напиши, все равно это чертовская прорва денег. В пятницу вечером, генеральный директор IGT Патти Харт подтвердила, что они потратили пятьсот млн. долл. на разработчика приложения для Facwbook Double Down Interactive (DDI). Это примерно на 400 млн. долл. больше, чем было потрачено на Entraction. Это две 888, четверть bwin.party..., это - много денег для компании, которая, по оценке, зарабатывает где-то 50-70 млн. долл. в год в зависимости от источника.

Хорошо, пусть задаток составил "только" 250 млн. долл., но нужно помнить, что потом они собираются оплатить все в полном объеме, иначе все соглашение провалится. Как сказала Дженни Монтгомери Скотт, аналитик из Brian McGill: “По общему мнению, они, вероятно, потратили больше, чем они должны, на идею, не имеющую давней истории”. Как раз перед Рождеством Caesars купил остающиеся 49 процентов компании-разработчика приложения Playtika, от покупки которого отказывался 6 месяцев назад. Компания потратила приблизительно 45 млн. долл. на первую половину и немного больше этой суммы на вторую половину.

У DDI сейчас примерно в два раза больше пользователей, чем тогда было у Playtika. Кто-то может предположить, что доходы DDI от одного пользователя действительно высоки. Ориентируясь по данным Zynga, мы знаем, что его доходы от одного пользователя Техасского Холдема составляют приблизительно 3 доллара в месяц – что очень много для мира социальных игр. Неясно, какие из игр в казино DDI приносят доходы, потому что все они (покер, автоматы, Блэкджек и рулетка) находятся в одном приложении, но даже если доходы DDI не приближаются к 3 долларам за пользователя, а число пользователей достигает 4,7 млн. человек, тогда становится понятно, почему бизнес мог стоить так много. Но попытка оценить такие числа будет бесплодна. То, как DDI и IGT придумали эту сумму ($500 миллионов!), почти не имеет значения, потому что это соглашение (как и с Playtika) ориентируется на будущий потенциал. Есть критики, такие как Билл Лернер, руководитель Union Gaming Group, которые предполагают, что эти игры можно было разработать самостоятельно внутри компании, но привлечение пользователей становится все более дорогим процессом, поэтому старт с базой пользователей в 4,7 млн. человек мог быть продуманным решением. Случайно Лернер также предположил, что некоторые очень крупные операторы из Лас-Вегаса и клиенты IGT обеспокоены, что IGT собирается стать конкурентом, но я думаю, что они могут неправильно понимать роль технологического поставщика в онлайн играх. Харт объявила аналитикам, что все окупится даже без изменения в законодательстве, и конечно, реальные деньги, крутящиеся в играх на Facebook, и есть тот святой Грааль. Social Media Icon намекнул, что исследует эту возможность, но камнем преткновения в настоящее время является запрет со стороны США. Значительная часть доходов DDI поступят из США, и даже либерализованный британский Facebook (который менее вероятен) не окупился бы сразу же. Но здесь существует и другой риск. “Виртуальная азартная игра на Facebook возможно является просто прихотью”, - говорит Макгилл. - “Через два года такое, возможно, исчезнет. Людям может стать скучно играть в Блэкджек и ничего не выигрывать”. Азартная игра без победы – это непонятная идея для сторонних наблюдателей, которая запутывает их, но у людей, находящихся в этой индустрии нет никаких сомнений относительно такой бизнес-модели. Хеннинг Космак, президент немецкой компании-разработчика приложения MegaZebra, говорит, что игры на Facebook составляли три или четыре из пяти лучших, наиболее потребляемых медиа-форматов в США. Еще одним был американский ситком «Два с половиной мужчины». “Если смотреть на картину в целом, на которой социальные игры следуют за ситкомами и мыльными операми, и все другие сегменты медиа уступают, значит, азартные игры даже без реальных денег действительно жизнеспособны”, - говорит Космак. “И это в основном люди в той возрастной группе, которую предпочитают рекламодатели”. Карло Сентерелли, аналитик Deutsche Bank пришел к такому же выводу: “Пока мы считаем, что через пару лет возможна легализация онлайн покера, мы предполагаем, что вероятность легализации полноценного онлайн-казино в течение следующих пяти лет будет низка. Также, мы стараемся думать, что дирекция не сделала бы такое большое приобретение без уверенности, что платформа смогла бы работать без онлайн легализации”. Следовательно, президент IGT Харт возможно просто хорошо предвидела ситуацию, а не растратила деньги. “Она признает, что не может просто сидеть и рассчитывать на замену автоматов в Северной Америке, чтобы вести компанию вперед. Она должна использовать бухгалтерский баланс, чтобы попытаться разносторонне развиваться”, - сказал Макгилл. - “Это происходит, возможно, из-за ее технического образования. Возможно, некоторые, более ориентированные на игры президенты не стали бы действовать так решительно”. Даже Caesars идет по ее пути. Но у оператора казино было шесть месяцев, чтобы наблюдать развитие его приобретения изнутри. Решение приобрести весь пакет было достаточно удачным, и теперь Митч Гарбер, руководитель по взаимодействиям компании Caesars нацеливается на Азию. Компания уже продвигает свои игры на российском эквиваленте Facebook - VKontakte. Итак, пока IGT диверсифицируется в социальных играх, его огромный охват рынка (и лицензии) могли бы позволить DDI также диверсифицировать свой географический охват. Таким образом, в целом Харт смогла заключить приличное соглашение, в том числе и для себя. И все равно это огромная куча денег.

Комментарии

Рокс Казино Онлайн

Fresh Casino

наши кнопки: